dec1f927     

Балабуха Андрей - Антигравитатор Элькинда



Балабуха Андрей
АНТИГРАВИТАТОР ЭЛЬКИНДА
Как сейчас помню: было ровно половина пятого. Я как раз в окошко
увидел, что плотники мои сворачиваться начали, на часы посмотрел -- не рано
ли? Нет, не рано, рабочий день у нас в шестнадцать сорок пять кончается. И
только это я домой собираться стал, вбегает взмыленная Ниночка, секретарша
директорская:
-- Василь Палыч, вас Марь Яковлевна срочно просит!
Вечно у нас так: как к концу дня дело, обязательно вcnлывaeт что-то
сверхсрочное. Никакого порядка. Нет, не было и не будет. Специфика наша
такая -- местная промышленность. И когда я из нее сбегу?..
Поднимаюсь я на второй этаж, захожу в директорский кабинет. Слава Богу,
там еще Марк Германович сидит, снабженец наш. Значит, не тетатетничек. Очень
не люблю я с директрисой нашей тетатетничков, ничего хорошего от них ждать
не приходится, -- либо разнос, либо какую-нибудь такую каверзу подсунет, что
в три года не расхлебаешь.
-- Слушай, главмех, -- говорит директриса этаким персиковым голосом.
"Ну, -- думаю, -- держись, Васька, сейчас тебе такое подсунут(" И подсунули:
-- Марк Германович достал нам для котельной антигар(
-- Антигравитатор, --- подсказывает Элькинд.
-- Именно. Так вот, разобраться с ним надо. Сумеешь?
Что он, думаю, за дурачка меня держат, что ли?
-- А какой он, -- спрашиваю, -- антигравитатор-то? Гривигенный или
гравизашитный? -- Надо же показать, что и я не лыком шит и фантастику читаю.
Вот за директрисой такого греха, признаться, до сих пор не замечал.
-- Не знаю, -- отвечает Элькинд. -- Это вы сами, Василий Павлович,
разбирайтесь. А мне какой дали, такой и хорошо. И на том спасибо. Думаете,
просто достать было?
-- Да нет, не думаю, -- говорю. И в самом деле не думаю, потому как не
знаю, что и думать.
-- Вот и ладно, -- заключает Мария Яковлевна. -- Спасибо, Василий
Павлович, я знаю, что на тебя всегда положиться можно.
Ишь, как завернула! Как будто мы не с ней сегодня утром перелаялись
вдрызг. Значит, здорово приперло(
Выходим мы с Элькиндом из кабинета. Молчим. На лестнице я не выдержал и
спрашиваю:
-- Слушайте. Марк Германович, что все это, собственно, значит?
Разыгрываете вы меня. что ли?
-- Почему разыгрываю, Василий Павлович? -- удивляется тот. Искренне так
удивляется, шельма, любо-дорого. -- Вы же сами тогда на планерке про
антигравитатор вспомнили. Или запамятовали?
Ничего я не запамятовал. Это с месяц назад, примерно, было. В конце
августа. Тогда на совещании один вопрос стоял: как с котельной быть? И
сейчас стоит, между прочим. Как нож под ребром у меня стоит.
В котельной у нас три котла: один ничего еще, ДКВР, а другие два --
экспонаты музейные, шотландские котлы аж 1897 года выпуска. ДКВР на
производственные нужды работает, а шотландские -- на тепло. Котлонадзор на
нас уже невесть сколько лет из-за них зуб точит. Сколько помню, а на заводе
я уже шестой год, нам к концу лета запрещали их эксплуатировать. И
правильно: кто знает, в какой момент с ними что случится? Мария Яковлевна
звонила в Управление, оттуда приезжал Маркин, шли они в Исполком, еще
куда-то( И получали разрешение: "В порядке исключения на один отопительный
сезон("
А на этот раз -- начальство у них там сменилось, что ли? -- Котлонадзор
на дыбы встал. Не позволим, мол, и все тут.
Главный наш, как прослышал про это дело, сразу больничный взял, благо
гипертоник. В любом разе с него взятки гладки будут. И крутись тут как
знаешь.
А что крутиться? Новый котел -- фондов нет, чтобы получить, а главное
-- через



Назад