dec1f927     

Балабуха Андрей - Коктейль Декстера



Балабуха Андрей
КОКТЕЙЛЬ ДЕКСТЕРА
Пока Крейн пересекал кабинет, его все-таки пару раз качнуло, он чуть
задел плечом косяк, потом створка двери скользнула на свое место, и Декстер
и Мэдвигом остались одни.
-- Ну, -- ледяным тоном поинтересовался Декстер. -- Что скажете, майор?
-- Что на звездолете всегда можно припрятать яшик-другой виски, и
никакой таможенный досмотр его не обнаружит.
Это было настолько очевидно, что Декстер промолчал. Мэдвиг размеренно
маршировал по кабинету -- шесть шагов от двери к окну, шесть от окна к
двери. На пятой минуте у Декстера от этого коловращения закружилась голова.
-- Да сядьте же вы, наконец!
Мэдвиг осторожно опустился в кресло по другую сторону коммодорского
стола. Кресло ахнуло.
-- Если ребята с "Доры" действительно притащили пару ящиков виски, а
больше незаметно провезти все-таки трудно, то оно должно когда-нибудь
кончиться. И даже скоро: что такое два, ну пусть даже три ящика для
нескольких сот человек с четырех баз!..
-- А пока, -- подхватил Мэдвиг, -- лучше всего не соваться в зону
космодрома. Через неделю на долю наших парней там уже ничего не останется.
Декстер кивнул.
-- А что будем делать с Крайном, майор?
-- Ему и так после вашей выволочки три дня не спать(
-- Что-то мне не верится, чтобы у сержанта были нервы институтки.
-- Я знаю его лучше, коммодор, -- отрезал Мэдвиг. Что правда, то
правда: своих людей начальник транспорта Форт-Мануса знал.
-- Хорошо. Будем считать инцидент исчерпанным. Но если такое
повторится( -- Декстер одарил Мэдвига многозначительным взглядом. -- Вы
свободны, майор.
Через пару дней на совещании командиров баз Декстер попробовал
выяснить, не случалось ли чего-нибудь подобного у соседей. Однако ни доктор
Лундквист, начальник объединенной скандинавской базы, ни полковник Канаяси,
ни даже старина Леженаль на его осторожные наводящие вопросы не ответили.
Оно и понятно: кто же на Границе захочет признаться в нарушении сухого
закона?
Заседание проходило в одном из зданий космодромного комплекса.
Космодром был единственным на Альби, а потому громко именовался
международным и служил местом проведения всех подобных встреч.
Воспользовавшись случаем, Декстер в перерыве заглянул к начальнику таможни и
имел с ним собеседование, в ходе которого выяснилось, что начальник таможни
претензий коммодора Декстера никак принять не может, поскольку при досмотре
контрабандных грузов на "Доре" обнаружено не было. В свою очередь, коммодор
Декстер выразил некоторое сомнение в тщательности досмотра, тем более, что
таможенники -- тоже люди, которым, следовательно, тоже хочется выпить.
Именно по этой причине, было сказано ему, в тщании таможенников сомневаться
не приходится, поскольку обнаруженные контрабандные товары конфискуются в их
пользу, против чего никто не возражает во избежание дипломатических
осложнений. Признав последнее возражение резонным, Декстер ретировался.
А поскольку вторая часть совещания была посвящена обсуждению проекта
дороги, которая соединила бы все четыре базы, и необходимость в которой
ощущалась уже давно, то Декстер вскоре начисто забыл о своем ЧП.
Обратно он летел вместе с Леженалем и по дороге договорился о
долговременной аренде геоскопа, который с "Дорой" им почему-то не прислали и
который был у французов. Правда, взамен пришлось отдать передвижную
метеостанцию, но их в Форт-Манусе было три.
За геоскопом Декстер послал на следующей неделе. Чэд Сташек, главный
геолог базы, прямо-таки подпрыгивал, усаживаясь в машин



Назад