dec1f927     

Балабуха Андрей - Мак Рейнольдс, Добрый Мой Приятель (Предисловие К Сборнику 'зерно Богоподобной Силы')



Андрей БАЛАБУХА
Мак Рейнольдс, добрый мой приятель
Предисловие к сборнику "Зерно богоподобной силы"
Нет, конечно же, знаком я с ним не был: заокеанские вояжи для
отечественного фантаста ненамного осуществимее экспедиций на Марс;
Рейнольде же хотя и посещал Россию, но - в оттепельные годы, когда я
едва-едва написал свой первый рассказ, до опубликования которого должно
было пройти еще шесть лет...
И все-таки есть в этих, в заголовок предисловия вынесенных словах
правда - не зря же они так естественно укладываются в знакомую с детства
пушкинскую строку - ложатся, хотя родился Мак Рейнольде отнюдь не "на
брегах Невы" (это оказалось как раз моим уделом), а подле вод озера Тулара,
в маленьком калифорнийском городке Коркоран. Произошло это событие в 1917
году - почти семь десятилетий спустя после того как в здешних краях
обосновались его предки, золотоискатели призыва того самого 1849 года,
когда открытие золотоносных месторождений в Калифорнии и вспыхнувшая вслед
за тем золотая лихорадка заставили многих обитателей давно обжитого
Восточного побережья или обживаемого Среднего Запада сняться с места и "как
аргонавты в старину, покинув отчий дом" ринуться на самый юг Западного
Побережья. Правда, разбогатеть в одночасье предкам Рейнольдса не удалось,
однако и полного разорения и отчаяния - участи большинства золотоискателей
- они также избежали. И тяги вернуться к ларам и пенатам также не
испытывали - обетованная калифорнийская земля накрепко привязала их к себе.
Здесь, в Коркоране, юный Даллас Мак-Корд Рейнольде - таково полное имя
будущего фантаста - окончил школу. Вопрос, чем заниматься дальше, не стоял:
человеку, живущему в Калифорнии, всего-навсего в каких-то ста двадцати
километрах от Тихого океана, и наделенному к тому же хоть мало-мальски
развитым воображением, трудно не ощутить зова дальних морей. Конечно, для
большинства этот звук остается лишь романтическим "раковины пеньем"
отроческих лет - мотивом, уже в юные годы постепенно стихающим, а к
зрелости и вовсе остающимся лишь смутным воспоминанием о грезах
подростковых времен. Но вот что любопытно: в силу каких-то тайных причин к
этому зову зачастую оказывались особенно чувствительными писатели-фантасты.
Среди отечественных можно назвать в этой связи Ивана Ефремова и Илью
Варшавского, Евгения Войскунского и даже вашего покорного слугу; не так уж
трудно назвать .и ряд американских имен, но ограничусь лишь одним, выше
всех прочих стоящим - Роберт Энсон Хайнлайн, выпускник Военно-морской
академии в Аннаполисе, проплававший два года и по здоровью вынужденный
выйти в отставку. Замечу кстати, что никто из вышеперечисленных и не
упомянутых здесь не стал моряком-профессионалом - у одних, как у Хайнлайна
или Ефремова, морская карьера оказалась достаточно короткой, у других не
состоялась совсем... К числу последних относится и Мак Рейнольде. Решив
связать судьбу с морем, он отправился с юга Западного побережья на юг
Восточного - в Новый Орлеан-, где поступил в Морской кадетский корпус,
училище не столь элитарное, как Академия в Аннаполисе, но тем не менее
достаточно престижное. Однако, успешно окончив курс, свежеиспеченный второй
лейтенант штурманской службы незамедлительно подал в отставку. Чем он
мотивировал свой поступок -Бог весть.
Но как бы то ни было, а в конце 1937 года Рейнольде уже объявляется в
штате Нью-Йорк в качестве сотрудника одной из провинциальных газет.
Впрочем, журналистская его карьера вскоре была прервана второй
мировой, в год



Назад