dec1f927     

Балабуха Андрей - Равновесие



Андрей Балабуха
Равновесие
Еще один, - думал Суркис, глядя в окно на слегка всхолмленную равнину,
вдали, почти у самого горизонта, переходящую в предгорья. - Еще один,
которому ты отказываешь. И в чем? В самом главном, в праве работать,
заниматься своим делом без помех. До чего же это тяжко - быть
координатором Совета Геогигиены! Сбежать бы! Снова стать просто
ландшафтологом и...
Негромко пропел таймер. Суркис подошел к столу и нажал одну из клавиш
на панели селектора.
- Толя? Да. Как там у вас с контрольным расчетом по энергоцентру? Уже у
меня? Спасибо. В двух словах. То же самое? Вы не ошиблись? Да не
обижайтесь, чудак-человек, я же знаю, что вы непогрешимы. С машиной? Пусть
так. И все-таки жаль, что вы не ошиблись... Еще раз спасибо. Все.
Он открыл почтовый ящик и, вынув оттуда рулон пергамитовой ленты, стал
перематывать его, иногда задерживаясь и внимательно изучая нанесенный на
ленту график. Это был приговор проекту энергоцентра. Приговор в последней
инстанции, безжалостный и обжалованию не подлежащий. Суркис представил
себе лицо Ждана Бахмендо, ведущего энергетика Зари, и ему стало невыносимо
тошно. Уже не глядя, автоматически докрутив ленту, Суркис положил рулон на
стол и сел, обхватив руками голову. "Сбегу, - решил он вдруг. - На один
день, на один вечер, но сбегу".
Он снова нажал клавишу селектора.
- Светланка? Здравствуй, милая. Спасибо. Слушай, Светланка, если меня
будут искать, придумай что-нибудь. Кто? Не знаю, но предполагаю. Не важно.
Словом, я в нетях. В нетях. Идиома такая, потом объясню. Ну спасибо!
Суркис встал из-за стола и почти бегом направился к двери. Но сбежать
ему не удалось. Дверь открылась раньше, чем должен был бы сработать
автомат, и в проеме появилась человеческая фигура. Суркис едва успел
остановиться.
- Добрый день, Ждан, - он вернулся к столу и, опускаясь в кресло и
жестом указывая посетителю на другое, сказал в селектор; - Не вышло,
Светланка. Так что я на месте.
И только теперь взглянул на Ждана.
- Я вас слушаю.
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.
- Так вы не измените своего решения, Суркис? - спросил Бахмендо.
- И вы это прекрасно знаете, - парировал Суркис.
- Но послушайте...
- Нет, это вы послушайте, Ждан. Вы хотите строить энергоцентр на Ардо.
Красивый проект, не спорю. И знаю наперед все, что вы будете сейчас
говорить: и про полное удовлетворение энергетических потребностей Зари на
полвека вперед; и про необходимость создания первого в Человечестве
реактора, работающего на тяжелых хроноквантах; и про изящество инженерного
решения. Но вот посмотрите, - Суркис протянул Бахмендо рулончик
пергамитовой ленты - Это цепочка экологических возмущений. Расчет велся в
три руки; контроль делал наш лучший оператор, и к нему подключали Большой
Мозг. Вот результаты. Вы сами видите, они выходят далеко за пределы
допустимого. Во-первых, вам понадобится свести около двухсот квадратных
километров леса, и не просто леса, а уникальной бальзоберезы. Во-вторых,
работа установки повысит среднегодовую температуру планеты на двадцать
четыре - двадцать шесть сотых градуса только за счет непосредственной
теплоотдачи а воздух. В-третьих, вы предполагаете использовать в контуре
охлаждения воду Ардуского каскада, что повысит его температуру по крайней
мере градуса на четыре, а это, в свою очередь, породит теплое течение...
Цепочка эта уходит настолько далеко...
- Я потратил два часа на дорогу, Суркис, вовсе не для того, чтобы еще
раз выслушать все то, что



Назад