dec1f927     

Балабуха Андрей - Тема Для Диссертации



Балабуха Андрей
ТЕМА ДЛЯ ДИССЕРТАЦИИ
ЭКСПОЗИЦИЯ
В семь часов вечера широкие двери Института мозга распахивались, и из
них поодиночке, группами и наконец непрерывным потоком выливались
сотрудники. Минут через десять-пятнадцать поток постепенно иссякал. И в
здании, на территории и прилегающих к ней улицах наступала тишина. Изредка
ее нарушали шаги случайных прохожих или какой-нибудь парочки, пришедшей сюда
целоваться в уверенности, что их никто не потревожит по вечерам все
население Академгородка сосредотачивалось в жилых и культурных центрах
Так было и в этот день. Однако в половине восьмого привычный порядок
нарушился: к дверям Института с разных сторон подошли двое. Первому было лет
тридцать пять. .Лицо его казалось треугольным: очень широкий и высокий лоб,
над которым фонтаном взрывались и опадали в разные стороны длинные прямые
волосы; совершенно плоские выбритые до блеска щеки почти сходились v
миниатюрного подбородка; рот же напротив, был столь велик, что, казалось,
стоит его открыть -- и подбородок неминуемо должен отвалиться; только прямой
нос с широко выгнутыми крыльями вносил в это лицо какое-то подобие
пропорциональности. Второму на вид было никак не меньше шестидесяти. Лицо
его чем-то напоминало морду благовоспитанного боксера, почти квадратное, с
крупными чертами и небольшими умными глазами, оно казалось грустным даже
тогда, когда человек улыбался. Вся его фигура была под стать лицу, массивная
и тяжелая. И поэтому подстриженные коротким бобриком волосы никак не
вписывались в общий тон -- здесь приличествовала бы львиная грива.
Встретившись, они поздоровались и несколько минут постояли, о чем-то
тихо переговариваясь. Младший короткими жадными затяжками курил сигарету.
Потом резким движением бросил: прочертив в воздухе багровую дугу, она
электросваркой рассыпалась по выложенной путиловской плиткой стене. Старший
осуждающе покачал головой. Затем оба вошли в здание.
В тот момент, когда они оказались в холле, освещенном только неяркой
лампой на столике у вахтера, откуда-то из недр здания вышел третий. Лица его
было не разглядеть, только белый халат светился, как снег лунной ночью.
Подойдя к вахтеру, он негромко сказал:
-- Федорыч, пропусти, пожалуйста. Это ко мне.
-- Пропуск? -- Дежурный с трудом оторвался от газеты.
-- Вот.
Вахтер внимательно посмотрел на бумажку, перевел взгляд на лица
посетителей.
-- Ладно, -- проворчал он, снова углубляясь в "Неделю". -- Трудяги...
Человек в белом халате быстро подошел к двоим, ожидавшим в нескольких
шагах от холодно поблескивающего турникета. -- Добрый вечер, -- сказал он,
пожимая им руки.
Они постояли несколько секунд, потом младший из пришедших не выдержал:
-- Ну веди, Вергилий...
Старший усмехнулся:
-- В самом деле, Леонид Сергеевич, идемте. Показывайте свое
хозяйство...
Они довольно долго шли по коридорам, два раза поднимались по лестницам
-- эскалаторы в это время уже не работали -- и наконец остановились перед
дверью с табличкой: "Лаборатория молекулярной энцефалографии".
Леонид Сергеевич пропустил гостей, потом вошел сам и запер дверь на
замок.
-- Ну вот, -- сказал он негромко, -- кажется, все в порядке.
Треугольнолицый внимательно разглядывал обстановку.
-- Знаешь, мне начинает казаться, что чем дальше, тем больше все
лаборатории становятся похожими друг на друга. Какая-то сплошная
стандартизация...
-- Унификация, -- уточнил Леонид.
-- Пусть так. В любой лаборатории чуть ли не одно и то же оборудование.
Я в твоем хозяйстве ни



Назад