dec1f927     

Баландин Рудольф - Прозрения Достоевского



Рудольф Баландин
ПРОЗРЕНИЯ ДОСТОЕВСКОГО
БОЛЬНОЙ ТАЛАНТ?!
О Достоевском пишут или на него ссылаются не только гуманитарии разных
специальностей, но и ученые-естественники, представители "точных знаний",
философы, теологи, социологи, психологи, психиатры. Вместе с тем многие
считали и считают его "больным талантом", нездоровой личностью,
отягощенной дурными наклонностями. Его сочинения оказывают подавляющее
воздействие на невротиков и шизофреников. Он и сам с необычайной силой и
точностью описывал душевные аномалии.
Наконец, Федор Михайлович был действительно больным человеком. У него
периодически бывали приступы "падучей", эпилепсии. А это очевидная
аномалия нервной системы, головного мозга, в конечном счете - психики.
Если бы речь шла о художнике, музыканте, поэте - куда ни шло, можно
было бы ссылаться на повышенную эмоциональность, бурные страсти,
эксцентричность гения. Но ведь Достоевский был не только великим
писателем-психологом. Он проявил себя как мыслитель необычайной глубины -
в философии, религии и даже в естествознании.
Как же мог он совмещать все эти ипостаси? Чем можно объяснить его
уникальную одаренность?
Прежде чем попытаться ответить на эти вопросы, хотелось бы на
нескольких примерах показать его научно-философские прозрения.
ГЕОМЕТРИЯ ВООБРАЖАЕМОГО МИРА
Один из главных героев "Братьев Карамазовых" - Иван, высказывает
примечательную и по тем временам смелую мысль: "Находились и находятся
даже теперь геометры и философы, и даже из замечательнейших, которые
сомневаются в том, что вселенная или еще обширнее - все бытие было создано
по евклидовой геометрии". Из геометров тут, пожалуй, имеются в виду
Лобачевский, Бояйи, Риман.
Как видим, великий писатель был неплохо осведомлен о новейших
достижениях математики. Правда, Иван Карамазов допускает ошибку, когда
ссылается на то, что параллельные пересекаются в бесконечности. Этот
постулат относится к геометрии Евклида. Не исключено, что автор нарочно
показал недостаточную осведомленность своего героя, не являющегося
специалистом, ученым.
Рассуждая о непостижимости Бога ограниченным человеческим рассудком,
Иван делает вывод: "Все это вопросы совершенно несвойственные уму,
созданному с понятием лишь о трех измерениях". У А. Эйнштейна есть почти
дословный повтор:
"Человеческий разум не способен воспринимать четыре измерения. Как же
он может постичь Бога, для которого тысяча лет и тысяча измерений
предстают как одно?"
Конечно, в середине прошлого века о четвертом измерении охотно болтали
в салонах. Просвещенные спириты, некроманты объясняли, что материализация
и исчезновение духов - это эффект четвертого измерения. Некоторые видные
ученые, в частности Д. И. Менделеев, критически анализировали опыты по
вызыванию духов. Достоевский одинаково скептически относился и к
спиритическим сеансам, и к их опровержениям. В первом случае, по его
мнению, проявлялось типичное суеверие, завуалированное наукоподобными
словами, а во втором - наивная убежденность ученых во всемогуществе
логических доказательств.
Не следует удивляться тому, что глубоко верующий писатель отвергал
спиритизм. Он признавался: "Православие определяю не мистической верой, а
человеколюбием". Он был реалистом.
Однако он не просто оперировал уже готовыми научными идеями, а порой
прозревал будущее.
Главный герой "Сна смешного человека", совершив - во сне -
самоубийство, чувствует, как душа его уносится в мертвенную
беспредельность космического пространства: "Я давно уже пере



Назад