dec1f927     

Балл Георгий - Диссертация



Георгий Балл
Диссертация
Бугайкин женился поздно. И лет ему было поздновато, за пятьдесят.
Правда, он осилил кандидатскую и работал научным сотрудником во ВНИИ
Потустороннего Излучения Счастья.
У самого Бугайкина счастье вытеснялось стыдливостью. Он стыдливо
глядел на всякое движение в нашей стране, и даже на президента и уборщицу в
институте.
При такой стыдливости ему было трудно присоединить себя к иным, не
мужским формам существования. Стыдливая улыбка на его лице отпугивала
женщин, и они сворачивали с его жизненного пути в сторону.
И вдруг Нина Шульженко из Ближнего Зарубежья напихнулась на него в
метро силой давления толпы. Была она в теле. И это тело у нее было все
впереди. Она несколько придавила Бугайкина и спросила:
- Я вас не придавила?
Бугайкин хотел засуетиться, стыдливо отодвинуться, но давление толпы
усиливалось. И Нина сходу поняла, что тут как раз проходит граница между
Ближним Зарубежьем и квартирой в Москве.
- Ой, как хочется в кино, - будто случайно вырвалось у нее.
А Бугайкин стыдливо подумал: "Ведь мне придется на ней жениться". Этих
слов он не произнес, да Нине и ни к чему. Через два дня она устроилась
подавальщицей в кафе "Махаон". А через три - уже привела в однокомнатную
квартиру Бугайкина чиловика, как она называла и самого Бугайкина.
- Он хоть и в годах, а ученый, - говорила Нина пришельцу о своем даже
еще не расписанном муже.
Потом Нина с Бугайкиным расписались.
Звали Бугайкина несуразно - Семен Иннокентьевич. Для простоты Нина
называла его - дядя Витя, или просто дедуля. Бугайкину она стелила
раскладушку в кухне. А какие стыдливые мучения терпел он ночью: ему
казалось, что он попал в сферу притяжения луны и она сильно скрипит, его
будили птичьи стоны и звериные шепоты.
Потом - утро. Чего делать? Нужно выйти из кухни, помыться, привести
себя в порядок. А вдруг он столкнется с гостем? Стыдно. Мало ли что гость
подумает... И Бугайкин терпел до института. В портфеле он носил бритву,
мыло, зубную щетку, пасту и газету.
Когда вечером гость врубал телевизор, Бугайкин горел стыдом и
стеснялся своего стыда.
Как-то утром он сказал Нине:
- Мне неудобно жить. И я хочу умереть.
- Умри, дядя Витя, - охотно согласилась Нина... и просчиталась.
Получив справку о смерти мужа, Бугайкина Семена Иннокентьевича, Нина
успокоилась. Она не пожалела денег на хорошие похороны с поминками,
блинами, кутьей... Поминки кончились веселой пьянкой.
Попав в иную сферу, Бугайкин сразу принялся писать докторскую.
Отказавшись от рая, он поместился опять в своей прежней квартире. Теперь
уже совершенно невидимым для других.
Характер Бугайкина изменился. Потеряв стеснительность, он невзлюбил
молодых людей, приходящих к Нине. И стал сбрасывать с полок посуду.
Тарелки, чашки, рюмки летали по всей квартире и шумно разбивались. Теперь
ему нравилось включать телевизор на полную мощность. Соседи негодовали.
Нина не понимала, что происходит. Пригласить кого-нибудь приличного из
кафе стало невозможно.
Между тем докторская диссертация Бугайкина двигалась нелегко, но не
безуспешно. Он особенно пристрастился бить редких теперь пришельцев
сковородкой.
Входит молодой человек, а его сковородкой по башке - блям!
- Дядя Витя! - кричала Нина в темные пустоты бесконечности. -
Прекрати! Раз умер, то веди себя тихо.
Однажды она взяла справку о смерти Бугайкина и подняла над головой. В
ту же секунду справка вырвалась из рук, превратилась в комок бумаги,
вылетела в форточку.
Нина села на пол и от безнадежности



Назад